Привет, Гость

Мы помним! Мы гордимся! : Эссе

Островик Мария Дмитриевна

Без названия

Автор: Паршенков Александр

736
Филиал №10

Почти семь десятилетий назад закончилась Великая Отечественная война, унесшая жизни миллионов людей. До сих пор «боль тех давних годин в каждом сердце живет и поныне, в каждой нашей семье плачут малые дети Хатыни».

И у меня есть родственники, пережившие Великую Отечественную войну.

В глубине полесских лесов, на юге Беларуси, расположена окруженная непроходимыми болотами небольшая деревня Тонеж. Однако даже до этого укромного уголка добралась фашистская угроза.

В этой деревне родилась моя двоюродная бабушка Мария Дмитриевна Островик.

Ей было почти двадцать лет, когда немцы впервые появились в её родной деревне. К этому времени, она уже успела познать тяготы войны: попадала под бомбежки в Минске, пешком, по железнодорожным путям, преодолев 300 километров, добралась до родных мест. Успела увидеть 50-летнего отца-партизана, которого немцы вскоре бросили под лёд…

Бабушка рассказывала, что, когда в деревне показались фашисты, многие люди спрятались в лесу. Ближе к зиме все стихло, люди стали возвращаться домой, но, как известно, затишье всегда бывает перед бурей. Семья Островик все же, опасаясь за свою жизнь, так как отец партизанил, оставалась в лесу. Перед самым Рождеством, 6 января 1942 года, был сильный мороз, намело много снега. Мария была в своем доме: нужно было принести кое-какие продукты, снабжал их дядька Алексей, оставшийся в деревне. Вдруг вбежала подруга с криком: «Немцы убивают людей!» Бросив всё, бабушка побежала в лес по глубокому снегу.

Не все смогли убежать… Пойманных немцы согнали в церковь, поставили в ряд и расстреляли, а потом подожгли. В тот день погибло 296 человек. Выжила только одна женщина – Татьяна Боровская: раненая, она уползла в лес. В церкви остались её четверо детей. От неё люди и узнали о том, что там произошло.

Много песен поют тонежские женщины. Татьяна – только одну:

Ах, мае дзетачкі родныя, ах мае дзетачкі мілыя,
Ах, мае зязюлячкі-дочачкі, ах мае сыночкі-галубочкі.
Ах, не коли мне з вамі не святкаваці,
А я вас ужо пагадавала, а я вас ужо пажаніла,
Толькі у госцікі вас не прычакаюся.
А з якой жа чакаці вас староначкі,
А якой жа птушачкай вы ка мне прыляціце?

Более девяти тысяч белорусских деревень, таких как Тонеж, были разрушены и сожжены фашистами. Навечно эти события останутся рубцом на сердце Беларуси.

скачать софт