Привет, Гость

Мы помним! Мы гордимся! : Эссе

Войтенкова Тамара Евгеньевна

Художественный реализм и правда жизни

Автор: Василиса Белая

678
ЦГБ

В детстве я часто бывала в деревне Дубовка Добрушского района, мы с бабушкой покупали там коровье молоко. Очень вкусно.

Деревня и ее окрестности хороши в любую пору года: поля, леса, болота, заливные луга с удивительной растительностью и животным миром создают разнообразие белорусского края.

Сельский труд – апофеоз существующей действительности как в художественном творчестве, так и в жизни.

Образ коровы-кормилицы словно образ покровительницы людского рода отождествлен и в социалистической формации бесклассового общества. Люди, ухаживающие за животными: доярки, телятницы, конюхи, птичницы, свинарки, пользовались и пользуются заслуженным уважением и почетом. Именно поэтому хочется как можно правдивее (реалистично) рассказать о колхознице-доярке Тамаре Евгеньевне Войтенковой, о её животворной энергии, о её сильной и выносливой родословной.

Родители Тамары и их родители родом из Дубровки, издревле вели сельский образ жизни, имели домашнее хозяйство, любили природу, свою деревню, своих односельчан, своих детей, внуков и правнуков.

У продолжателя рода – деда Тихона Усикова было много детей от жены Ульяны: две дочери, Анастасия и Евдокия, остальные все сыновья. Все дети хорошие, работящие, достойные сыны своей страны. Много превратностей было в судьбе дочери Анастасии Тихоновны, урожденной Усиковой, затем Домасевич и Дубягиной.

Анастасия – красивая и обаятельная девушка; училась в Дубровской средней школе; закончила семь классов; участвовала в художественной самодеятельности, в физкультурных мероприятиях; не пропускала танцы в сельском клубе; гуляла со сверстниками в роще. Дочь помогала своим родителям по хозяйству: лошадь, корова, свиньи, куры, овцы, огород – необходимое подспорье для многодетных родителей. Они требовали ухода и заботы старших детей, когда отец с матерью трудились в колхозе.

В 1935 году приехал в Дубровку из рядов Р.К.К.А. интересный парень. Затрепетало сердце юной Насти. Ему понравилась она, и ей понравился он. Поженились, создали семью Домасевичей, родили двоих детей: Анатолия и Диану.

Александр Яковлевич Домасевич работал председателем сельсовета, заведующим в Дубровском СельПо, председателем колхоза «Красная Буда». В 1939 по рекомендации Тереховского райкома партии он назначается директором пролетарского МТС. Везде он был к месту, умел наладить работу.

Во время мирного строительства БССР на западе Белоруссии происходили страшные события: польская Дефензива, наступающий фашизм, аресты и расстрелы польских, германских, белорусских патриотов: рабочих крестьян и интеллигенции. В 1939 году Красная Армия освободила большой район западной Беларуси. Жители с ликование восприняли свое освобождение. Это была радость воссоединения белорусов. Процветающее сельскохозяйственное строительство советских людей было перенесено на земли освобожденных братьев.

В марте 1940 года Александр Домасевич с семьей по вызову министерства БССР оставил насиженное, благоустроенное семейное гнездо и прибыл в Минск, оттуда в Белостокскую область, город Чихив. Там он налаживал работу МТС для скорейшего развития сельского хозяйства до уровня советских социалистических колхозов.

Но недолго пришлось наслаждаться мирным строительством, 12 июня 1941 года глава семьи отправился в командировку в БСХА, город Горки. И больше он никогда не встретился со своей семьей. Анастасия Тихоновна вспоминает: «22 июня ночью, 1941 года к нам на квартиру зашел замполит и сказал: «Анастасия, буди детей и будь готова к отъезду, началась война!» Вскоре пришёл вторично, мы пошли следом за ним; для эвакуации из города был выделен грузовик. Только мы с детьми вышли на крыльцо, как во дворе разорвалась бомба, и наш замполит погиб у нас на глазах. Эвакуирующихся срочно погрузили на машину и отправили. При выезде из города начались орудийные обстрелы; я потеряла сознание; когда очнулась, то увидела, что нет детей; только успела отыскать их, как нас захватили немцы и отобрали машину. Всю длинную и тяжелую дорогу вместе с другими беженцами я пробиралась с двумя детьми на плечах (одному 2,5 года, другой – 1,2 мес.).

В Бобруйске у реки Березина нас снова остановили немцы. Во время выяснения, как перебраться на другой берег реки, фашист схватил мою дочь Диану и бросил под машину. Водитель не смог её объехать и сильно изуродовал ребенка; она была полумертва. С такими детьми добралась до родного села только в конце сентября 1941 года. Дочь умерла. По прибытию домой стало ещё труднее, т.к. я была женой члена партии, активиста, председателя колхоза, а в деревне – немцы, полицаи. Пришлось скитаться, дома не ночевала до 23 сентября 1943 года. Легче стало, когда пришла Красная Армия.

И снова сильный удар – в 1944 году. 19 сентября получила похоронку о гибели мужа и отца маленького Анатолия.

Родители погибшего сына не забывали их. Писали на фото: «На память дорогой невестке Анастасии и внуку от дедушки и бабушки, храни, не забывай, так как мы тебя».

В 1946 году в Дубровку в гости к своей сестре Таисии приехал брат – Дубягин Евгений Иванович. Встретил Анастасию Тихоновну, стали жить вместе, переживать трудности послевоенной действительности. Евгений Иванович – фронтовик, в ходе боевых действий был ранен и получил инвалидность. Отслужил в Красной Армии с 1939 по 1946 гг., воевал на многих фронтах, заслужил награды и благодарности от командирования. Теперь он нашел теплый прием в роду Усиковых.

Однако послевоенный реализм бытовых ситуаций был похож на переплетение диковинных событий; так случилось и с ними. Тетя Арина Усикова жила в Сибири в Соловках и пригласила племянницу в гости, Анастасия согласилась и поехала в далекий край. Вскоре она вернулась, но мужа успела увести соседка, да еще и расписалась с ним в Сельсовете. В послевоенное время мужчины были нарасхват. Так в деревне через положенный срок, почти одновременно (в 1947), родились два мальчика – сыновья Дубягина – Леонид и Анатолий, вместе жили, вместе в школу ходили, вместе в Советскую Армию пошли.

Однажды Евгений Иванович снова постучал в дверь Анастасии и остался там насовсем. Это мать, Ульяна, уговорила дочь принять его назад, так как в деревенском доме нужен хозяин, хотя бывшая жена не дала ему развода.

После этого у Ульяны появилось трое внучек: Тамара (1950 г.), Диана (1952 г.) и Надежда (1995 г.), – ведь Евгений Иванович сам из многодетной семьи. Его родители имели десять детей, которые своим трудом приумножили славные дела Курской области г. Львова. Семья Анастасии и Евгения восстановилась, как восстановилась и мирная жизнь в колхозе. Отец семейства работал не покладая рук, осваивал одну профессию за другой: конюх, ассимилятор, досматривал колхозные фермы с коровами, свиньями, овцами, кроликами, курами. Работы в колхозе хватало всем: большая молочная ферма, а при ней маслобойня, конюшня, овчарня, курятник, кузница, МТС сменилась машинным двором. А в деревне отстраивали новую школу, клуб, два магазина, водонапорную башню и всю электрификацию, радиофикацию, механизацию сельского труда. Он был неоднократно награжден за свой труд, ездил на ВДНХ для передачи своего опыта работы и перенятия опыта сельхозпроизводства в других республиках.

Летом колхозных домохозяйственных коз, коров, коней, овец выводили на подножный корм в заливные луга, а потом на скошенные пашни. На просторах колхозного строительства на примере мужества павших и живых воинов Красной Армии воспитывались дети и внуки семьи Усиковых-Домасевичей-Дубягиных и все другие дети Дубровки. В центре деревни стоит памятник Советским солдатам, погибшим в годы Великой Отечественной Войны.

Подросла и белокурая голубоглазая Тамара. Все дороги были открыты перед ней. Сразу после школы, по совету матери, девушка пошла работать на ферму дояркой. Но соседка соблазнила юную мечтательницу и привезла её в Гомель, на фабрику «Коминтерн», на съемную квартиру в районе з-да «Торговое оборудование». Она была способной ученицей, работала учетчицей на раскройном участке, освоила арифмометр. Мастер участка порекомендовал ей идти учиться на заочное отделение в институт и продвигаться по служебной лестнице.

Но в это время вернулся из рядов Советской Армии молодой голубоглазый блондин Анисим Войтенков, родом из Ветковского района д. Антоновка, из многодетной семьи, у его отца было восемь детей. Анисим работал трактористом, играл на гармошке, хорошо пел, знал много шуток-прибауток. Гармонист на танцах – кумир для молодежи того времени. Художник Кудревич Р.У. очень романтично и искренне написал полотно «Гармонист идет», точно так во всех деревнях советского периода девушки прихорашивались и ждали начала танца.

Как было не полюбить такого парня. Тамара пошла замуж за Анисима. Свадьбу играли в Светиловичах. Добирались на рейсовом самолете «кукурузник», маршрутом Гомель-Светиловичи. Обосновались в деревне Антоновка, затем в Бобовичах, в Урицком, снова в Гомеле СУ-6 и, наконец – родная Дубровка. Бабушка Ульяна, как всегда, помогла мечущейся внучке обустроить быт и по привычке: хоть и пьет, но в хозяйстве нужны мужские руки. Тамара вернулась на родную ферму, доила и ухаживала за коровами. Родила пятерых здоровых деток и прощала мужу неизлечимую болезнь – алкоголизм.

Работала дояркой успокаивала душу; струи парного молока заполняли подойник; коровы благодарно мычали, освободившись от тяжелой ноши; высокие надои кормили народ. Именно такой сюжет, с тонким юмором и уважительным отношением к производительнице самого вкусного и полезного напитка написал в своей картине В.Н. Тихонов «Рекордистка». Художник ввел зрителя в исторический экскурс по уходу за животными и признанием их заслуг перед людьми.

С одной стороны деревни, в которой живет Тамара Евгеньевна, проходит шоссейная дорога: Гомель-Добруш-Дубровка-Круговец, с другой стороны пролегает железная дорога: Гомель-Тереховка-Мошок-Круговец.

Когда в начале осени вечером стоишь на полустанке Мошок, то слева над Круговцом всплывает громадная бледно-розовая Луна и встречается с таким же большим бледно-оранжевым диском Солнца, заходящего справа в сторону Гомеля. Видимо, наблюдая такие картины природы, Тамара с детства впитывала красоту вселенной: болото Мошок и деревня Дубровка, Луна и Солнце, звезды на черном бархате и облака под голубым бездонным небом.

Грибники-гомельчане, сидя на остановке с корзинами грибов, давно заприметили красивую блондинку. Её глаза сияли васильками среди спелой ржи и всем казалось, что в таких красивых местах не может быть иначе. Горожане представляют себе деревню среди садов, усыпанную яблоками и грушами; лесов, полных ягод и грибов; рек на заре, полных парного молока. Грибники приветствовали хозяйку полей и лесов. Раньше люди были приветливы и открыты и узнали, что Тамара Евгеньевна живет на краю деревни, дом и двор многодетной семьи Войтенковых так же гостеприимен, как и сама хозяйка. Во дворе – корова, лошадь, поросята, куры, гуси, за домом – грядки и плодовый сад, - это и есть олицетворение жизни современных землевладельцев. Саша, Рома, Марина и Сергей, дети и племянники Тамары Евгеньевны, смастерили в саду летний душ и поставили на нем дату строительства и свои автографы. Не закрывается калитка в их двор: дети, внуки, родня, подруги, соседи, - всем есть место в душе белорусской Матери.

Много разных событий произошло за время тридцатилетнего трудового стажа на колхозной ферме; были радости и печали, производственные успехи и семейные торжества у детей и внуков. Малыши становились взрослыми.

Воспоминания проносятся чередой словно легкие облака, но когда на душе пасмурно, то единственным её утешением становятся стихи, которым она доверяет свои мечты, секреты, чувства и свою биографию в лице домочадцев. «И прежде было так: сижу под коровой, струится теплое молоко и под звон его струй возникают рифмы, складываются строки стихов: как там дети одни дома, как у них дела в школе, каковы отношения со сверстниками, кем станут, когда вырастут, как там муж, все ли в порядке, как там грядки, как домашнее хозяйство».

Стихи Тамары Евгеньевны часто звучали и звучат на торжественных вечерах в колхозе, сельсовете, в школе, в пионерской и комсомольской организациях, - никому не отказала труженица-доярка, для всех писала стихи на злобу дня.

Подросли дети, у всех свои семьи, большое горе постигло семью Войтинковых – умер младший сын Роман, не просыхают от слез глаза матери, но жизнь продолжается и сквозь слезы нет-нет, да и пробиваются рифмованные строки дочери фронтовика, многодетной Матери из деревни Дубровка. Сын Саша тоже пишет стихи, иногда корректирует мамины сочинения, всем вместе легче шагать по дороге жизни. Мамины стихи о детях, о муже, о зятьях, невестках и внуках помогают им посмотреть на себя со стороны и строить действительно существующее мирное и справедливое общество.

скачать софт